Лиз Грин. Венера и сексуальность. Часть 3.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало –  Лиз Грин. Венера и сексуальность. Часть 2.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Итак, в общем, я считаю, что Венера говорит нам о том, что является самым красивым, приятным и «правильным» для человека с точки зрения эротического удовлетворения, но потребности Венеры могут быть искажены, заблокированы или смешаны с другими стремлениями из-за наших неосознанных компульсивных побуждений. Поскольку наши компульсивные побуждения обычно связаны с родителями, они также связаны с универсальной человеческой дилеммой разделения; и я бы даже пошла так далеко, что предположила бы, что мы не сможем полноценно проживать Венеру, пока не будем достаточно отделены от родителей и семейного окружения, чтобы развить наши собственные индивидуальные вкусы и ценности. Амбивалентность является характерным эмоциональным тоном большинства компульсивных побуждений и отражает глубокую и изначальную проблему желания покинуть матку и одновременно оставаться в ней. Мы неосознанно выражаем наше регрессивное стремление через множество символических жестов и действий, некоторые из которых отражаются в сексуальных принуждениях.

Например, мужчина может быть компульсивным трансвеститом, надевающим нижнее белье своей жены во время её отсутствия не потому, что ему это нравится, а потому, что он не может себя остановить. Человека с более традиционным мышлением такая компульсивность может заставить испытывать глубокий стыд и вину; он может начать лгать, что усилит ощущение вины; а если его поймают, и его жена окажется в своём мышлении настолько же консервативной, результаты могут быть разрушительными – из-за своего «извращения» он может лишиться своего дома, своего брака, своих детей и своего социального положения. Он может знать об опасности, и это вполне может быть частью компульсивного возбуждения его переодевания; и он может даже неосознанно подставить себя, чтобы быть пойманным, потому что чувствует, что заслуживает наказания. На что же мы тогда смотрим? Довольно бессмысленно смотреть на его квадрат Венеры к Сатурну или её оппозицию к Нептуну и говорить, что эти аспекты «делают» его извращённым. Эти аспекты ничего не говорят о переодевании. Но если мы посмотрим на его компульсивность с символической точки зрения, то увидим, что, становясь на время женщиной, надевая, нюхая женское нижнее бельё, прикасаясь к нему, он приближается к какому-то утешительному, а также эротическому женскому образу, контакта с которым не может испытать каким-либо другим способом. И что это может быть за образ? Я была бы гораздо более заинтересована в том, чтобы помочь ему исследовать его раннюю жизнь с матерью и выяснить, какие испытываемые им тогда чувства казались ему столь навязчиво необходимыми, а не классифицировать его компульсивное побуждение к трансвестизму как «извращенное».

Эротические предпочтения Венеры также могут быть определены по тому, что они приносят радость, в то время как компульсивность, хотя часто и вызывает огромное возбуждение, а также в своём роде высвобождение, редко бывает радостным. В садомазохистском сексуальном поведении, например, мало или нет радости, хотя обычно оно бывает с обеих сторон очень компульсивным. Такие паттерны редко связаны в карте с Венерой, кроме как с точки зрения стиля и атмосферы. Желание причинить боль обычно связано с отчаянной потребностью чувствовать себя могущественным; это компенсирует глубокий страх быть беспомощным, преследуемым и мучимым родителем, с которым он эротически сцеплен. В таком поведении присутствует сильный гнев, который связан с ощущением глубокого бессилия и компульсивной привязанности к родителям, а не с сексуальным наслаждением. Сексуальный мазохист на принимающей стороне просто разыгрывает бессознательную сторону садиста, и наоборот; оба страдают от одной и той же раны, которая у других людей вообще может быть не сексуализирована, но может проявляться более тонким, бестелесным образом. Адвокаты по бракоразводным процессам знакомы с термином «психическая жестокость», обозначающим несексуальную форму садизма, уходящую корнями в тот же комплекс.

Продолжение – Лиз Грин. Венера-Хирон.