Лиз Грин. Венера-Луна. Часть 4.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало –  Лиз Грин. Венера-Луна. Часть 3

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Я встречала людей, особенно тех, у кого есть аспекты Венера-Нептун, и которые всё ещё следуют такой жертвенной любви, хотя обычно они это делают не из-за мистико-художественной философии. Они делают это, потому что не могут сами помочь себе; они находятся во власти компульсивного побуждения. Они отчаянно жаждут кого-то, кто так или иначе недостижим (женат, является священником, живёт за четыре тысячи миль или просто эмоционально незаинтересован или неспособен взять на себя обязательства), и я думаю, что фрейдисты правы, когда связывают этот вид компульсивного побуждения с неразрешенной эдипальной дилеммой.

Как мы видели, исследуя мифологию Афродиты, Венера совсем не склонна жертвовать чем-либо, не говоря уже об удовольствии и удовлетворении тела. Луна также не является по своей природе жертвенной, хотя она и испытывает сочувствие. Куртуазный любовный треугольник – это не способ разрешения дилеммы Венеры-Луны, а его избегание. Если в карте есть конфликт между Венерой и Луной, но есть благоприятный аспект от Венеры к Нептуну (или что-то подобное), человек может использовать трин, чтобы избежать противоречий напряжённого аспекта. Мы склонны поступать таким образом с нашими тринами, потому что они надёжно комфортны; и это вполне по-человечески – избегать трудностей, связанных со столкновением обоих концов напряжённого аспекта, выпрыгивая из горячего места в нежную гармонию трина к другой планете. Вот почему Большие Трины так амбивалентны; они предлагают дары, талант и удачу, но они обеспечивают идеальным коконом, в котором можно спрятаться от Тау-квадрата или Большого Креста. Честное обращение с Венерой-Луной это не очень гламурное или мистическое занятие, поскольку сталкивает нас с нашими слишком человеческими потребностями.

Я помню, как некоторое время назад читала в журнале довольно забавную статью, написанную женщиной, жаловавшейся на то, что матери больше не выглядят как настоящие матери. Она считала, что есть что-то глубоко оскорбительное в женщинах, которые могут носить одежду своих дочерей, и выглядеть так, как будто они всё еще сексуально живы и возбуждающи, вместо того, чтобы устроиться в комфортном среднем возрасте с приятной набивкой лишнего веса, головой, с плотно подвязанными седыми волосами, немодной одеждой и без всякого интереса к флирту с красивым парнем своей дочери. Меня впечатлило, что кто-то написал такую статью, потому что она, по-видимому, отражает происходящие в коллективе изменения. Когда-то давно все было так очевидно просто; мать была Луной, а дочь была Венерой, пока не выходила замуж и не становилась матерью, после чего Венерой была внучка и так далее. Это очень утешительно, а также очень древне и архетипично; но не учитывает реальную человеческую проблему всей этой фрустрированной бессознательной жизни, которая окружает непроживаемую планету и порождает всевозможные семейные комплексы.

Продолжение – Лиз Грин. Венера-Марс. Часть 1.