Лиз Грин. Венера-Меркурий.

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса – «Внутренние планеты. Строительные блоки персональной реальности».

Начало – Лиз Грин. Венера-Уран. Часть 4.

Перевод  – Игорь Сивак, 2019г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Пожалуй, сейчас мы могли бы взглянуть на контакты Венеры с Меркурием. Я знаю, что Говард говорил о них вчера, но, возможно, есть некоторые дополнительные функции, которые могут оказаться интересными. В мифе, когда Афродита и Гермес становятся любовниками, у них рождается ребёнок по имени Гермафродит, обладающий как мужскими, так и женскими половыми органами. Этот любопытный мифический образ может предложить нам качество андрогинности, отстранённости от какой-либо конкретной роли в вопросах любви. Как и Уран, Меркурий, по-видимому, созвучен эстетическому и интеллектуальному измерению Венеры. Я обнаружила, что эти аспекты (и они никогда не могут быть ничем иным, как соединением или секстилем, минорным аспектом полусекстиля или полуквадрата, потому что обе планеты склонны держаться близко к Солнцу), отображают выраженную любовь к красоте в мысли, слове или форме; часто присутствует заметная элегантность речи и стиля.

Как и можно было ожидать, из-за умной и любознательной природы Гермеса в мифе, человек с аспектом Венеры и Меркурия также может быть довольно отстранённым и лишённым комплексов, но не ради нетрадиционности, а исключительно из игривого любопытства. Существует довольно саркастическая история о любви Афродиты к Аресу, из-за которой её муж, хромой бог-кузнец Гефест, впал в мстительную ярость. Он сплёл золотую сеть, настолько тонкую, что она была невидима, и накинул её на ложе, где встречались влюблённые; и когда они, после занятий любовью, уснули, он обернул вокруг них эту сеть и на виду у других богов поднял их в воздух. Все олимпийцы, в частности Гера, топтались вокруг, ведя себя как Мэри Уайтхаус, жалуясь на бесстыдство и коварность Афродиты и так далее – все, кроме Гермеса, который подошёл поближе, чтобы хорошенько рассмотреть любовников, просто рассмеялся и явил, что ему бы хотелось быть на месте Ареса. (Позже он там и оказался). Он – единственное божество, которое не осуждает Афродиту, потому что сам совершенно аморален. Этот игривый лик Гермеса и вербальный аспект эротической любви отражены и контактом Венера-Меркурий, для которого разговор или обсуждение может быть очень захватывающим элементом в занятиях любовью.

Гермес — это puer aeternus, вечный мальчик; он не превращается в зрелого мужа, но остается очаровательным и хитрым юношей. Это качество также отображено в аспекте Венера-Меркурий, который может найти сцены сильной эмоциональной интенсивности довольно обескураживающими. Естественной средой для этого аспекта является романтическое письмо или телефонный звонок (или даже романтический факс, который является предпочтительным стилем ухаживания одного известного мне человека, у которого есть Венера в секстиле к Меркурию в Близнецах). Из того, что я говорила, вы, несомненно, можете понять, какие типичные проблемы также сопровождают эту комбинацию. Между Венерой и Меркурием невозможны квадрат или оппозиция, если только не сошёл с ума ваш компьютер, и планеты по своей природе являются лёгкими; и аспект между ними может давать столько обаяния, эстетства и интеллектуализации, что ценности человека становятся позёрскими и поверхностными. Венере-Меркурию свойственно также явное отвращение к открытой конфронтации, что означает, что для отклонения неприятных сцен могут быть использованы уклончивость или даже откровенная ложь. Те, кто имеет более солидные планетарные аспекты к Венере (например, от Сатурна или Плутона), могут находить обладателя контакта между Венерой и Меркурием тревожно равнодушным; ибо, хотя у последнего нет недостатка способности любить, это любовь с лёгким прикосновением, воздушная, а не земная, и больше от ума и духа, чем от тела или сердца.

Аудитория: Вы можете сказать что-нибудь о ретроградной Венере?

Лиз: Любая ретроградная планета отображает поворот её энергии и стремления внутрь или «назад». Это может означать определенную фрустрацию с точки зрения её выражения в мире, но это также высвобождает интровертную функцию планеты, так что она проявляется больше как внутренняя реальность. Когда Венера поворачивается таким образом внутрь, способность выражать эротическую любовь на уровне тела может быть несколько подавлена; но внутренний образ любви и возлюбленного становится чрезвычайно мощным, активизируя воображение и трансляцию этого образа в символ и искусство. Например, ретроградная Венера в соединении с Меркурием может найти более лёгким и, возможно, в конечном счёте, более вознаграждающим, написать об опыте любви, вызывая в воображении образы внутреннего мира, имеющие для человека большую глубину и значение, чем более традиционные формы удовлетворения, которые мы определяем как «счастье».

Как я уже сказала, во всем этом есть элемент разочарования, но если мы примем во внимание алхимическую аксиому, гласящую, что именно фрустрация инстинктивных побуждений в конечном итоге приводит к их превращению в алхимическое золото, то эта фрустрация может оказаться совсем даже не плохой вещью. В любом случае, она никогда не бывает абсолютной, но обычно воспринимается как ограничение, которое необходимо принять. Ретроградная Венере часто даёт некоторую стеснительность или социальную неуклюжесть, поскольку элегантность и мастерство, присущие более экстравертной Венере будут действовать не на внешнем, а на внутреннем, интеллектуальном уровне. Также может быть значительная неловкость в сексуальных вопросах, потому что красота фантазии может заменить удовольствие от физического контакта. Ретроградная Венера не нарушает способности получать сексуальное наслаждение. Но оно может оказаться не самым важным аспектом отношений, и также могут существовать запреты, которые необходимо соблюдать из-за возникающего в результате внутреннего богатства чувств.

Продолжение – Лиз Грин. Венера-Плутон.