Лиз Грин. Встречи с Плутоном

Лиз Грин. «Астрология судьбы».

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Тартар. Царство Плутона

Перевод  – Игорь Сивак, 2020г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Сталкиваясь с Плутоном, мы встречаемся с нашими отвратительными компульсивными побуждениями, нашими неудовлетворимыми страстями: невозможный повторяющийся паттерн, когда мы боремся с чем-то, только затем, чтобы встречаться с этим снова и снова. Тартар описывает мифологическим языком человеческое невежество, жадность и патологию. Он охватывает болезнь, жестокость, страстную одержимость, ледяную холодность и вечную жажду. Эти терзающие фигуры говорят нам ещё кое-что о Плутоне: он снова и снова напоминает нам о том, что нельзя исцелить, о неизлечимой ране, о психопатической стороне личности, об искривлённом разгневанном лике Горгоны. Это то, что никогда не становится лучше. Одним из алхимических образов для этой жадной, жаждущей, жестокой, неисправимой* стороны природы является волк, который должен быть помещён в алембик** вместе с королём. Волк уничтожает короля, а потом сам сгорает на медленном огне, пока не остаётся ничего, кроме пепла. Если эти вещи действительно меняются, то это происходит только при помощи огня; и король, олицетворяющий господствующие ценности системы убеждений эго, должен умереть первым. Таким образом Плутон является великим и божественным балансировщиком гордыни***. Без него человек поверил бы, что сам является Богом, и в итоге уничтожил бы самого себя: ситуация, которая со временем становится всё более вероятной. Сталкиваясь с Плутоном, как ребёнок сталкивается с матерью, человек на опыте познаёт непреодолимый круг ограничений души, ограничений судьбы. Это не земные ограничения Сатурна, но глубочайшее ощущение человеческой уязвимости и смертности.

«Цикличные состояния повторяемости, постоянное вращение в круговороте собственных обстоятельств, вынуждает нас признать, что эти обстоятельства являются самой нашей сутью, и что круговое движение души неотличимо от слепой судьбы» (Джеймс Хиллман, “Сновидения и Потусторонний Мир” (James Hillman, The Dream and the Underworld)).

Плутон, как представляется, управляет тем, что не может или не хочет меняться. Это особенно болезненный вопрос в эпоху методов самопомощи и растущего убеждения в том, что можно сделать из себя что угодно, принимая во внимание правильные техники, книги или духовных лидеров. Смирение перед богами является античной добродетелью, поощряемой не только Библией, но и древними греками. «Ничего сверх меры» – даже самосовершенствования — было высечено перед входом в храм Аполлона в Дельфах, вместе с «Познай себя». Это были главные требования богов к человеку. Но это именно те вопросы, с которыми нас заставляет столкнуться Плутон. Ирония и парадокс заключаются в том, что искреннее принятие того, что невозможно изменить, часто является одним из ключей к подлинному и глубокому изменению в психике. Но этой лёгкой иронии, которая подошла бы лживому Аполлону, похоже, нельзя научиться ни в одной школе, кроме как в пламени жизни. По этой причине она остаётся тайной, но не из-за того что никто о ней не рассказывает, а потому что никто ей не поверит, пока не выживет в огне.

Таким образом, Плутон, как символ карающей судьбы, управляет местом, где воля не может больше помочь. Оно недосягаемо для курсов терапии, медитаций, диет и встреч; и решение уже не в том, правильно мне поступить или нет, а в том, следует ли пожертвовать левой рукой или правой. Этот бог является образом нашего рабства, унижения и изнасилования. Мне кажется, что проблема гордыни, нарушения предписанных ограничений и предназначенной судьбы, лежит в основе значения этой планеты. Отголоски этой темы можно также найти в мифе, связанном со знаком Скорпиона, ибо скорпион в самых ранних шумерских, вавилонских и египетских, а также греческих мифах, неизменно является существом, которого посылает гневное божество, чтобы наказать чью-то гордыню.

«Начиная с первых его выражений на греческом и латинском, скорпионий миф был связан с чудовищем, сразившем Ориона, великого охотника, чья гордыня вынудила его оскорбить богов. Скорпион атаковал его и убил, внезапно возникнув из недр земли — из-за пределов того мира, к которому принадлежал атакованный им Орион. Насколько мне известно, нет ни одного астрологического текста, в котором этот элемент внезапной разрушительной агрессивности ни появлялся бы как важная характеристика Скорпиона. Астрологический символизм выражает её, отводя знак Скорпиона Аресу (Марсу), вспыльчивому и агрессивному богу, повелителю жестоких и драматичных катастроф; тем самым придавая Скорпиону центральное значение в разрушении равновесия произошедшего вследствие нашествия из тьмы неизвестного противника… Скорпион, знак существа, возникшего из хтонической влаги, фактически характеризуется все более и более ясно как знак шлаков, первобытной природы, хаотичной, негармоничной, ужасной и раскрывающейся внезапными и опасными вторжениями». (Luigi Aurigemma, “Transformation Symbols in the Astrological Tradition”, in “The Analitic Process”, ed. Joseph Wheelwright, C. G. Jung Foundation, New York, 1971)

Это привлекательное описание, похоже, совпадает с тем, которое мы уже встречали по отношению к Плутону. Почти излишним будет прибавить, что в мифе об Орионе гигантский Скорпион, убивающий великого охотника за его гордыню, посылается Артемидой-Гекатой, «хозяйкой ночных дорог, судьбы и мира мёртвых».

* В оригинале употреблено слово «unredeemable», которое буквально переводится, как «не подлежащий искуплению» – прим. переводчика.

** часть использовавшегося алхимиками дистиляционного аппарата.

*** в оригинале употреблего слово hubris – ги́брис, хю́брис (др.-греч. ὕβρις – дерзость) — высокомерие, гордыня, спесь, гипертрофированное самолюбие. В древнегреческой культуре персонифицированное свойство характера, позже — важная этическая концепция. В античной традиции хюбрис — излишне самоуверенное поведение лидера, которое боги рассматривают вызовом себе. Как считали древние греки, такое поведение всегда приводит к перипетии (греч. περιπέτεια) — внезапному исчезновению удачи и в дальнейшем к божественному возмездию — немезису (др.-греч. Νέμεσις). Далее в тексте это слово переводится как «гордыня». Прим. переводчика.

Продолжение – Лиз Грин. Астрологический Плутон