Стивен Арройо. Эмили Дикинсон. Часть 2.

Перевод книги Стивена Арройо “Исследуя Юпитер”.

Начало – Стивен Арройо. Эмили Дикинсон. 

Перевод  – Игорь Сивак, 2018г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

 
 
 Экспансивность стрельцовских планет Дикинсон, выраженная через четвертый дом и дополненная соединением Юпитера и Нептуна, можно увидеть в этой цитате исследовательницы Дикинсон Джоан Киркби: «Всё, что она делала, было рассчитано на то, чтобы удовлетворить самую большую потребность ума и души, для которой у неё были разные слова: «Грядущее», «Беспредельность», «Безграничность», «Пространство», «Возможность», но по существу её приверженность неведомому заставила её отвернуться от «времён, обычаев, приличий, политики или мнения людей в пользу того, что она назвала «конечной бесконечностью» «души, ушедшей в себя» (Стих 1695)». Говард Саспортас пишет, что «четвёртый дом представляет то, куда мы идём, когда возвращаемся в самих себя – внутренний центр, куда наше «я» возвращается на отдых. В отличие от нашего публичного облика [десятый дом], четвёртый дом описывает, каковы мы глубоко внутри». Это определение, безусловно, резонирует с фразой: «душа, ушедшая в себя»! И бескомпромиссное сосредоточение Дикинсон на поиске «внутреннего центра» описано в следующей цитате Хелен Макнейл: «Её физический мир был ограничен стенами и изгородями дома. Это, как она считала, было настолько широким горизонтом, какой она могла охватить, не теряя при этом чего-то в своём поиске сути».
 
Толчком для этого поиска послужила огненная природа Дикинсон, на которую указывают не только планеты Стрельца, но также соединение Марса с Плутоном в Овне и Луна в «огненном» водном знаке Скорпиона. Фактически, она была силовой установкой страстной напряжённости. Беттина Кнапп описывает использование Дикинсон «сильных, жестоких, грубых слов, равно как и тёплых и мягких…, чтобы проникнуть во внутренние коридоры ума, сердца и жизненно важных органов». И Кнапп также отмечает: «Такие образы как молния, огонь, красный, лава, кратер, являются частью вулканического словаря Дикинсон». Тот факт, что представление о ней обычно ассоциируется со сдержанными и скромными качествами Девы, является свидетельством силы Асцендента в формировании внешней стороны личности. Некролог Дикинсон метко изобразил её как «огненную душу в жемчужной раковине».
 
Эмили Дикинсон и Маргарет Мид были поддержаны в в своих стремлениях расположенным в Козероге Юпитером. Каждая из них проявила исключительную дисциплину. (Джейн Говард цитирует друга-антрополога Маргарет Мид: «Возможно, она была самым занятым, самым трудолюбивым воплощением протестантской этики со времён Кальвина».) Обе женщины продемонстрировали мощное чувство козерожьего личного авторитета. Мид, с Юпитером на Асценденте, встретила мир опираясь на этот авторитет как естественное выражение своей персоны (и она вполне ей соответствовала). Для Дикинсон, с Юпитером у вершины пятого дома творческого самовыражения, доверие к собственному авторитету было решающим для её выживания как поэта. Сталкиваясь с непониманием со стороны редакторов, которым она отправляла свои стихи, она твёрдо решила придерживаться собственного эстетического восприятия. Юпитер в Козероге давал им способность переносить трудности в настоящем, сохраняя веру в их долгосрочные цели.
 
В своей автобиографии «Иней на цветущей ежевике» Мид писала: «Я не знала о том, что значит быть Стрельцом – кем-то, кто идёт так далеко как никто другой, а стреляет ещё немного дальше – пока мне не исполнилось шестнадцать лет, когда мы узнали об астрологии у мужа-физика одной из подруг по колледжу моей матери». И Маргарет Мид, и Эмили Дикинсон, два стрельцовских лучника, «выстрелили немного дальше», чем другие, но их луки были нацелены на разные горизонты.                                           
 
– Б.Макенерни