Стивен Арройо. Эмили Дикинсон

Перевод книги Стивена Арройо “Исследуя Юпитер”.

Начало – Стивен Арройо. Юпитер в двенадцатом доме. Маргарет Мид.

Перевод  – Игорь Сивак, 2018г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

 

 

В то время как одиннадцати домная стрельцовская энергия Маргарет Мид выражалась центробежным способом, во всех смыслах рассеивая её интенсивное динамичное «я» вовне «по всему земному шару», стрельцовская природа Эмили  Дикинсон в своём выражении через четвёртый дом, который, как пишет Говард Саспортас, связан с «домашним очагом, душой и корнями существования», имела центростремительную, направленную внутрь ориентацию. Дикинсон, прекрасно осознававшая своё призвание как поэта провидческого переживания, отошла от отвлечений активной внешней жизни и сосредоточила свои творческие силы на внутреннем стрельцовском поиске. В отличие от Мид, чей острый слух был настроен на мировые события, Дикинсон прислушивалась к иным посланиям. В одном стихотворении она пишет: «Единственные мои новости / это бюллетени, которые весь день / шлёт Бессмертие». Её поэзия исследует смерть, Бога, природу и переживание утрат и любви. (Несмотря на то, что она была затворницей, у неё завязались интенсивные отношения, главным образом, посредством переписки.)

Исследователи по-разному интерпретировали её решение остаться в родительском доме (а в последующие годы, почти никогда не выходить из него) – включая агорафобию. Однако, хотя Дикинсон была по-настоящему застенчивым человеком, скопление планет в четвёртом и пятом домах в её карте рождения подтверждает выбор жизни, основанной на глубоком проникновении в собственную душу, очищении своих переживаний и преобразовании их в искусство. (Интересно, что у поэта Рильке, тоже писавшего стихи, передающие глубокий внутренний опыт, и Солнце, и Венера находились в четвёртом доме в Стрельце.) Джудит Фарр в книге «Страсть Эмили Дикинсон» отмечает, что Дикинсон нашла поддержку собственно пути у одного из самых известных поэтических голосов своего века: «Убеждение Эмерсона в том, что великое искусство творилось в изоляции и тишине, несомненно, помогло склонить Эмили Дикинсон к образу жизни, который привлекал её лично… И воплощая свою судьбу творца, она твёрдо придерживалась плана опоры на собственные силы». Одно из её стихотворений выявляет внутреннюю глубину, призвание к которой она ощущала, и большее пространство для жизни, обнаруженное ею посредством этого исследования. Оно также иронично высказывается о тех, кто (как некоторые исследователи двадцатого века!) не могут понять значения её жизни:

Святое дело – бросить жизнь
В пурпурный колодец –
Слишком легковесную – чтобы она могла вернуться
пока не наступит Вечность –

и тогда – размер этой “маленькой” жизни –
мудрецы называют её маленькой –
расширились – как горизонты – в моём жилете –
И я усмехаюсь – тихо – “маленькая”!

Та же широта стрельцовского духа, которая вдохновляла Маргарет Мид прикладывать усилия, чтобы навести мосты взаимопонимания между культурами, побудила Дикинсон к выбору жизни, отделенной от её собственного сообщества, что позволило ей продолжать творить удивительно оригинальную поэзию. Её литературное творчество расширило как стилистические, так и содержательные границы, и некоторые исследователи отметили, что оно на пятьдесят лет опережало своё время – ещё один пример склонности Юпитера быть ориентированным на будущее. Будучи уникально провидческой по содержанию, её поэзия отличается сжатым, иногда загадочным, стенографическим стилем: стрельцовское видение направляется в мир с помощью экономного и точного выражения Асцендента в Деве. Эта парадоксальная комбинация отмечена Беттиной Кнапп: «В каждой строке и строфе присутствует необъятность вселенной, исследованной посредством прямого и проницательного наблюдения поэтом этого мира». Проявляя плодовитость Меркурия в Стрельце, зеркально отражающего Меркурий Маргарет Мид, Дикинсон создала почти тысячу восемьсот стихотворений, большинство из которых были тщательно отшлифованы и отполированы утончённым мастерством её восходящей Девы.

 

Продолжение  – Стивен Арройо. Эмили Дикинсон. Часть 2.