Стивен Арройо. Гороскоп. Герман Гессе. Часть 2.

Перевод книги Стивена Арройо “Исследуя Юпитер”.

Начало – Стивен Арройо. Гороскоп. Герман Гессе.

Перевод  – Игорь Сивак, 2018г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

 
 

Одним из выражений духовного поиска Гессе было его длящаяся всю жизнь тяга к восточным философиям  (опять же, созвучное его сочетанию влияний Стрельца и Рыб). Этот интерес был впервые зажжён в библиотеке его деда, содержащей тысячи книг, которые, как вспоминал Гессе, «включала не только научные работы по богословию и восточной филологии, но и переводы священных книг Востока». На протяжении многих лет Гессе развивал глубокую понимание индуизма, буддизма и, в особенности, даосизма и китайской философии в целом. (Перевод «И Цзина» Ричардом Вильгельмом в 1924 году оказал особенно сильное влияние на точку зрения Гессе.) Некоторые из романов Гессе, такие как «Сиддхартха» и «Паломничество в страну Востока», прямо выражают его впитывание восточной мудрости. Широкоохватная,мультикультурная духовность Гессе очевидна в его описании (в «Автобиографических сочинениях») «танцующего индийского божка, который стоял в сказочном застекленном шкафу моего деда». Гессе пишет:

За его формой, за его ликом и образом обитал Бог, таилась Бесконечность, которую, будучи тогда мальчиком, не зная её имени, я я признавал и почитал не меньше, чем в последующие дни, когда называл её Шивой, Вишну, именовал Богом, Жизнью, Брахманом, Атманом, Дао или Вечной Матерью. Это было отцом, матерью, женщиной и мужчиной, Солнцем и Луной.

Тогда как как стрельцовско-юпитерианское влияние заставило Гессе выйти за рамки стремящихся к провинциализму расовых тенденций, он сохранял свои корни в собственной культуре и традициях. Как отмечает Ральф Фридман (в книге «Герман Гессе: пилигрим Кризиса»): «Миссионер в лучшем смысле этого слова, Гессе смог приблизиться к другому миру, другой идентичности и сделать её своей, одновременно сохраняя свое христианское и западное “я”». У него было «двойственное “я”, как немецкое и романтическое, так и даосское и буддистское, живущее одновременно в двух, казалось бы, противоположных внутренних мирах». Это сближение миров было частью всемирной привлекательности его романов, которые, по сути, весьма автобиографичны. (Гессе называл их «биографиями души».) Эрнст Роуз описывает реакцию ученого в Индии на «Сиддхартху»: «Он был поражён, обнаружив европейца, действительно понимавшего дух страны». Сам Гессе признавал это восточно-западное «двойственное “я”» в своих «Автобиографических сочинениях». В следующей цитате также содержится упоминание его стрельцовского Асцендента. (Один из близких друзей Гессе, Йозеф Энглерт, был астрологом и, возможно, познакомил Гессе с предметом.) Гессе снова пишет о божествах в коллекции своего деда:

Задолго до того, как я научился читать и писать, они настолько наполнили меня восточными образами и идеями, что позже, когда бы я ни встречался с индуистскими или китайскими мудрецами, это было похоже на воссоединение, возвращение на родину. И всё же я европеец, в действительности родившийся я со знаком Стрельца на Асценденте, и всю свою жизнь ревностно практиковавший западные добродетели импульсивности, жадности и неутолимого любопытства. [Можно предположить возможный оттенок иронии в том, что Гессе здесь использует слов «добродетели»!]

Откровенное признание Гессе в том, что его жизнь часто не достигала привлекавших его восточных идеалов безмятежности и отстранённости, было точным. Его пылкие духовные поиски подпитывались внутренними конфликтами, обозначаемыми мутабельными знаками Тау-квадрата – с третьедомным соединением Сатурн-Луна в Рыбах на вершине. Гессе боролся с депрессией, суицидальными импульсами, алкоголизмом и сильными побуждениями к уход от реальности. Эта борьба с теневой стороной жизни также показана Солнцем в точном полуквадрате к Плуту (и в полуквадрате к Урану в восьмом доме). Психоанализ с аналитиком, подготовленным Карлом Юнгом, был одним из способов, который помог Гессе исцелиться. Гессе использовал этот опыт в написании своего романа «Дамиан», включающего в себя непреодолимые видения, на которые его рыбья сторона была естественным образом настроена.

 

 

 

Продолжение  – Стивен Арройо. Гороскоп. Герман Гессе. Часть 3.