Стивен Арройо. Гороскоп. Герман Гессе. Часть 3.

Перевод книги Стивена Арройо “Исследуя Юпитер”.

Начало – Стивен Арройо. Гороскоп. Герман Гессе. Часть 2.

Перевод  – Игорь Сивак, 2018г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

 

Когда Гессе было около сорока пяти лет, он вошёл в период особенно глубокого кризиса, когда транзитный Плутон соединился с натальным Солнцем в седьмом доме. Между духовной и чувственной сторонами его природы вспыхнул мощный конфликт, и он вступил в мучительный, недолговечный, взрывной брак. (Вскоре после этого транзита Гессе нашел свою «спутницу жизни Нинон», с которой создал тёплую и поддерживающую семью.) Написание им романа «Степной волк» в конце этого транзита Плутона показывает, как он использовал писательское ремесло (Меркурий в Близнецах), чтобы трансмутировать интенсивные эмоциональные потрясения и найти в них смысл. Как отмечает Эрнст Роуз, «ясность языка Гессе была призвана служить защитой от хаоса». (Меркурий в Близнецах в квадрате к планетам в Рыбах!) В комментариях Эрнста Роуза к этому роману астрологи узнают классическое плутонианское тёмное путешествие: «”Степной волк” буквально означает прогулку через ад – через ад современной души – с волей к его преодолению … Это был первый немецкий роман, включающий спуск в подвалы подсознания в поисках духовной интеграции». Этот плутонианский роман стал своего рода «библией» для американцев в бурные годы середины шестидесятых годов двадцатого века, когда транзитное соединение Урана-Плутона высвободило широкомасштабные радикальные, преобразующие силы. Эта «библия» очень отличалась от той, которую проповедовали его родители-миссионеры; хотя, возможно, и не всецело: ибо Гессе назвал Новый Завет «хранилищем самой драгоценной и самой опасной мудрости».

Стрелец представляет собой не только Путешественника, но и Проводника – того, кто побывал там, и стал тем, ко показывает путь другим. С Юпитером в Стрельце возле Асцендента Гессе стал, по словам Ральфа Фридмана, «мифической персоной, паломником, чья речь читается как священный манускрипт», что «сделало возможным его мощное влияние на несколько поколений», как «Мудреца Внутреннего Путешествия». Молодёжь, в частности, искала в Гессе наставника и заваливала его письмами. Но большее-чем-жизнь измерение восходящего Стрельца приобрело действительно колоссальные масштабы в США после смерти Гессе в 1962 году. Ральф Фридман замечает: «В своей американской инкарнации он стал мифом – смесью Иисуса и Будды, никак не связанной с повесткой дня или географией современной эпохи. В этой не имеющей отношения к истории роли Гессе посмертно пользовался взрывом признания, значительно превосходящего всё то, что ему нравилось при жизни».

Фридман отмечает, что, хотя популярность Гессе всё время росла и снижалась как до, так и после достижения своего пика в шестидесятых годах двадцатого века, она часто вспыхивает во времена социального кризиса, потому что Гессе описывал зарождение веры и смысла в условиях личного и социального упадка. И, подобно Эмерсону, другому писателю с перводомным Юпитером, он сохранял «непоколебимую веру в высшую ценность личности – даже когда она противоречила социальным ценностям вокруг него». (цитата из Фридмана)

«Игра в бисер», последний роман Гессе, написанный в период между пятьюдесятью пятью и шестьюдесятью пятью годами, стал кульминацией жизни, проведённой в поиске объединяющего видения, способного разрешить напряжение её полярностей. Следующая цитата из стихотворения Гессе «Ступени» (которое включено в роман) выражает его позитивную стрельцовскую философию жизни как путешествия:

Все круче поднимаются ступени,

Ни на одной нам не найти покоя;

Мы вылеплены Божьею рукою

Для долгих странствий, не для костной лени.

Опасно через меру пристраститься

К давно налаженному обиходу:

Лишь тот, кто вечно в путь готов пуститься,

Выигрывает бодрость и свободу.

Как знать, быть может, смерть, и гроб, и тленье

Лишь новая ступень к иной отчизне,

Не может кончиться работа жизни…

Так в путь — и все отдай за обновленье!

(пер. С. Аверинцева)

– Б. Макенерни