Лиз Грин. Родительские архетипы 6

Перевод семинаров по психологической астрологии Лиз Грин и Говарда Саспортаса.

Предыдущий перевод – Лиз Грин. Родительские архетипы 5

Перевод  – Игорь Сивак, 2022г. (эксклюзивно для СПб Института Астрологии).

Аудитория: Могу я спросить кое-что о сирене? Кажется, вы описали её прежде всего как сексуальную фигуру. Но я думал о таких женщинах, как Клеопатра, которые соблазняют властью не меньше, чем сексуальностью. Это тоже часть оси анимы?

Лиз: Да, я считаю, что это так. Это качество обоих концов оси. Творческая или положительная сторона анимы может вдохновлять человека на стремление к более высоким целям и реализацию потенциала, который ранее не был развит. Отрицательная сторона соблазняет обещаниями власти, которые являются инфляционными и выводят человека за пределы его возможностей и ограничений. Тогда открывается дорога к саморазрушению. Ключевое слово для сирены — «соблазнять». Вы совершенно правы, соблазнять можно не только сексуальностью, но и многими другими вещами. Сирена часто будет шептать что-то вроде: я единственная, кто понимает ваш талант. Ты – непонятый гений. Только я на твоей стороне. Держись меня, и я сделаю из тебя что-то. Роль анимы, на одном уровне, состоит в том, чтобы констеллировать внутренние бессознательные потенциалы человека и выводить их во внешнюю жизнь. Анима — это медиум, который интуитивно постигает, кем может стать человек и в чём на самом деле заключается его судьба. Есть много женщин, которые примыкают к этому полюсу женского начала, и часто они являются музами, вдохновляющими ранее неинтересного или нереализованного мужчину на творческую деятельность. Негативная анима, сирена, будет использовать это видение уникальной судьбы в своих целях, и часто будет вызывать инфляцию в мужчине, который затем пытается выйти за пределы своих реальных возможностей. Как вы говорите, Клеопатра играла эту роль с Марком Антонием. Сирена — это внутренний спутник «непонятого гения», который не может приспособить свои таланты к требованиям мира или чьи таланты не соответствуют требованиям мира, но который не в состоянии прямо столкнуться с такой неприятной правдой, как то, что он может быть обычным человеком. Сирена — это измерение мужской анимы, а также измерение женской психики. А ещё она может быть сигнификатором матери. Сексуальность сирены — это не просто обещание действительно хорошего полового акта. Она всегда подразумевает или предполагает что-то ещё, и часто скрывается и придерживается как обещание или «вознаграждение». Это своего рода телеологическая сексуальность, как если бы секс был начальными строками гораздо более длинной пьесы, которая в конечном итоге касается будущей судьбы мужчины.

Литература полна примеров такого рода женской фигуры. И она сидит бок о бок с музой, которая вдохновляет, и часто от неё неотличима. На архетипическом уровне они одинаковы. В волшебных сказках также есть много этих странных и довольно неоднозначных типов сирен, которые обещают что-то чудесное, но на самом деле оказываются довольно злыми. Я полагаю, это иллюстрирует мою мысль о том, что когда мы встречаем такие персонажи в сказках, они обычно бывают «хорошими» или «плохими». Редко можно встретить по-настоящему амбивалентного и цельного персонажа. Хорошая литература производит гораздо более сложные фигуры, потому что архетипическая полярность обрабатывается проницательным сознанием творца. Волшебные сказки, с другой стороны, обычно сильно поляризованы, потому что архетип наивно разделён на несколько фигур, которые на самом деле являются гранями одной и той же фигуры. Часто есть злая мачеха и добрая фея и так далее.

Продолжение – Лиз Грин. Родительские архетипы 7